Чернореченская,1985 г.

 

Поездки в эту пещеру, расположенную у границы с соседней Киргизией,мы совершали  довольно часто. Чернореченская была наша тренировочная база. Бывaли мы там почти каждые праздники, приезжали иногда даже на выходные .

Этот раз не был исключение. Как только у нас начались каникулы в школе, мы , быстренько собравшись, загрузились в рейсовый автобус тронулись в путь.

В Георгиевку-конечный пункт нашего автобусного путешествия прибыли уже ночью, потом пешком до карьера, километров 15 –и мы у цели. Далеко за полночь погода ухудшилась и пошёл снег. Нам надо было как можно быстрее «нырнуть» в пещеру, ведь там хоть и сыро, зато намного теплее, чем на поверхности.
Как и водилось раньше-без особых трат времени, наскоро поужинав, отправились на навеску. Было что-то в районе 2-3 часов ночи, когда мы вчетвером, один за одним протискивались во входной шкурник.
Работа шла как обычно. Не торопясь навесили первый колодец.Актовый зал встретил нас своим безмолвием и пустотой. В пещере , кроме нас- никого.Фрунзенских спелеологов, приезжавших частенько сюда, в этот раз не было.
Пробираясь среди нагромождений глыб, которыми изобиловал Актовый, я  вспомнил свой первый выход в эту пещеру.Чувство нового, необычного,неведомого пещерного мира будоражило моё сознание.Сейчас же, два года спустя, когда каждый поворот, каждый ход Чернореченской был так знаком мне- необъяснимая сила тянула меня сюда вновь и вновь.

Подъём на второй этаж- серьёзное препятствие.Первому, для навески лестницы  всегда приходилось подниматься без страховки- в распоре между стенками. Предприятие это было весьма рискованное. Была опасность сорвавшись, улететь и заклиниться в узкой трещине, ведущей неизвестно куда. К великому счастью, падать здесь ещё никому из нас не приходилось.

Чтобы попасть в галерею, ведущую ко второму колодцу, надо было протиснуться в шкурник с лужей. В зависимости от времени года и количества осадков на поверхности, этот шкурник мог быть совсем сухой(летом) и мокрый (зима, осень). В том случае, если воды много, первый проходящий, как можно быстрее старался проползти мокрый участок, зачастую вычёрпывая лужу собой. Для второго, воды оставалось поменьше, для третьего ещё меньше –и т.д. Мы были вчетвером и мне первому пришлось нырять в лужу. Когда я почувствовал, что промокаю-возникло вполне нормальное желание -как можно быстрее миновать неприятный участок. Я усиленно заработал всем телом, но тут же за что-то зацепился комбезом и на мнгновение застрял прямо на средине лужи. Ещё усилие-и я на сухом месте . Всё-таки промок! Такая уж судьба у спелеолога-быть мокрым и усталым, да ещё в добавок всё это в кромешной темноте…Сам выбрал!

Второй колодец. Навешиваем, спускаемся. Не круто. Всё время касаешься  стенок ногами. Справой стороны от меня виден небольшой ход. Там ещё нетронутые натёки-в основном геликтиты разных цветов и оттенков, очень красиво. Знал бы кто, что нужно предпринять, чтобы увидеть эту красоту, наверно никогда сюда не полез бы. И что меня сюда привело? Сам не знаю.Нравится, и всё тут-вот самое короткое объяснение моему увлечению.

 Вот мы все и в сборе- под вторым колодцем. Далее начинается очередная узость, называемая «прокатный стан».
Приходится ползти метров 5-7 . Сверху тебя каменный потолок, а снизу-красная глина. Чтож, название вполне соответствует действительности. Впечатление такое, как будто тебя вот-вот раскатают и очччень тоненько. За прокатным станом –органная труба с «органом». Если стучать по «оргàну», то можно даже какую-нибудь мелодию сыграть.А акустика  там какая!

К тому моменту, когда мы подошли к третьему колодцу, было уже часов 5 утра. Естественно, ни  о какой высокой  работоспособности не могло быть и речи.

Мы с Андреем  в полудрёме размаркировываем верёвки, готовясь к навеске третьего колодца. Нелка с Сашкой сидят поодаль и спят, прислонившись к стене. Вдруг, из колодца, доносится какой-то непонятный звук. Один раз, второй , третий. Как будто большая птица крыльями хлопает, когда взлетает.  Мы моментально выходим из оцепенения. У Нелки с Сашкой –сна как и не бывало. Звук продолжается и уже идёт со всех сторон, да ещё в добавок ко всему, начинают вибрировать стены и всё вокруг.

ЗЕМЛЕТРЯСЕНИЕ –проносится в голове.

Получилось так, что глина, заполнившая многочисленные трещины в стенах колодца, от вибрации стала слипаться и разлипаться, порождая такие странные звуки. Неожиданно, как и возникнув, всё успокаивается. Опять тишина.

-Ну что ,- говорит Андрей, может быть третий колодец завтра навесим?

Его слова находят всеобщее понимание и поддержку и мы быстренько,буквально за час выскакиваем на поверхность. Откуда только силы взялись?

А наверху-пурга, снегу намело. Мокрые комбезы тут же замёрзли, да и мы под ними тоже, пока до лагеря добежали.Дежурные сразу нас чайком горячим напоили, стало немного теплее.

Снег к утру прекратился, выглянуло солнце, осветив близлежащие сопки-красота. Всё белое.

Сколько раз мы уже были в Чернореченской, и ни одна экспедиция не была похожа на другую. Вроде бы и пещера та же самая, и место, и состав примерно одинаковый, а всё-таки всё имеет свою индивидуальность.

Землетрясения в пещере не каждому дано пережить. Но лучше бы их не было. Так всё-таки спокойнее.

Январь,2006 г